Черные врата

Серия книг: Мистический реализм

Авторы: Ярослав Астахов
Жанры: Художественная литература и поэзия

Есть грозное и величественное предание, которое хранит церковь. Если на Гроб Господень в Иерусалиме на праздник Пасхи сходит Небесный огонь - мир сей простоит еще, по крайней мере, текущий год. Но год, который будет отмечен тем, что Огонь не сойдет на Гроб... это и будет срок Битвы. Последней... той, о которой сказано в Откровении Иоанна.

Однажды нисхождения Огня не произойдет. И это будет последнее предупреждение, последний призыв от Бога - покаяться.

Как это воспримет мир? Придет в ужас? Ударится в повальную панику? Придумает какое-нибудь "объяснение" или подлог и снова примется обманывать себя, но уже "танцуя на самом краю"? Или, все-таки...

Ярослав Астахов, автор "Крушения Лабиринта", мистического романа о глубинах прошлого, теперь устремляет взгляд в будущее. Возможно, что в уже недалекое.


ЯРЧАЙШЕЕ ИЗ ЧУДЕС

(предисловие автора)

 

Огонь пришел Я низвести на землю…

Евангелие от Луки, 12:49

 

Своими глазами я не видел этого Чуда. Случилось лишь посмотреть несколько раз о нем репортажи по телевизору. Едва ли будет ошибкою сказать, что оно есть Главное Чудо Света. Конечно, это я говорю о сошествии в Иерусалиме на Гроб Господень Огня с Небес.

Я был потрясен, когда впервые услышал о нисхождении Огня каждый год в канун Светлого Христова Воскресения. Каких еще доказательств нужно современным фомам неверующим? Не собираюсь утомлять читателя пространными изложением исторических сведений, но все же считаю долгом предварить повесть, предлагаемую вниманию его, немногими словами о фактах, известных об этом Чуде.

О нем свидетельствовали еще святые первых веков: Иоанн Дамаскин, Григорий Нисский… Огонь сей видели крестоносцы, когда отвоевали у сарацин Гроб Господень… Чудо нисхождения совершается ежегодно, и никаких исключений из этого правила неизвестно. Время его – канун Пасхи, то есть вполне определенные несколько часов. И это православная Пасха, а не католиков, у которых рассчитывается по Григорианскому, то есть, вроде бы, новому и более «правильному» календарному стилю. То праздник переходящий – у него нет постоянной даты: Пасха отмечается каждый год в иной день, чем тот, в который праздновалась в год прошлый. Разброс по датам составляет около месяца… Огонь снисходит лишь при молитвенном стоянии у Гроба православного патриарха.

Таковы факты. Что перед их лицом рассуждения скептиков о «неизвестном атмосферном явлении, которое возникает с периодичностью в один год, потому что в определенный день в известное место стекаются какие-то неизученные физические обстоятельства»?

Однажды, было, попробовали без православного патриарха. Несколько веков назад вооруженные грегориане (армянский католический толк) перекрыли все входы в храм Воскресения, не допуская православного архиерея ко Гробу Христа. Так вот, грегорианский патриарх тщетно провел в Пещере долгие часы: храм оставался темен. Православный же патриарх плакал и молился, стоя вне храма, у одной из его колонн… И вдруг Огонь снизошел на эту колонну. (Она до сих пор оплавленная.) Как молния, сверкнувшая средь ясного неба!

С тех пор ни одна конфессия не смеет оспаривать исключительность благодати, которая дана Православию – благодати на восприимничество Огня. Весь христианский мир зажигает на Пасху свечи от православной лампады. И первую четверть часа по нисхождении этот Огонь – не жжет! Паломники и монахи окунают во пламя лица – ни кожа, ни даже единый волос бороды и усов не оказывается опален. Напротив, некоторые получают от Огня исцеления случившихся прежде повреждений или недугов. Огонь дает внезапные вспышки, храм делается переполнен Огнем и, если бы это был огонь обычный физический – то неминуем пожар. Но полыхает лишь пожар ликования христиан – свидетелей Чуда…

Но что же патриарх? Он падает вдруг без сил. Старец изможден столь, что не в состоянии ни идти, ни просто даже стоять – и его на руках уносят монахи. Православный архиерей все силы, все сердце вложил в молитву о нисхождении Огня… Есть грозное и величественное предание, которое хранит Церковь: если Огонь снисходит – мир этот простоит еще, по крайней мере, сей год; но год, который будет отмечен тем, что Огонь не сойдет на Гроб… это и будет срок Битвы. Последней… той, о которой сказано в Откровении Иоанна.

…Помолись, дорогой, помолись –

Да замедлит Господь с воздаяньем!

– поет иеромонах Роман.

 

Итак, однажды нисхождения Огня не произойдет. И это будет последнее предупреждение, последний призыв от Бога – покаяться.

Как это воспримет мир? Придет в ужас? Ударится в повальную панику? А может, сделает вид, что ничего особенного и не произошло? Придумает какое-нибудь «объяснение» или подлог и снова примется обманывать себя, но уже – «танцуя на самом краю»?

Или, все-таки…

 

Давно приходила мысль написать об этом. Но только – даже не знал, как к этому подступиться.

Шли годы… Судьба свела меня с людьми Русской Северной Традиции. В издательстве «Альва-Первая» (его основали традиционалисты) стали выходить мои книги. Друзья пригласили меня участвовать в экспедиции в Гималаи, где сохранились очаги духовной культуры, во многом общей культуре наших далеких предков. Есть на земле места, которые… рассказывают тебе сказку, когда ты проходишь ими. Мне довелось таких видать два, минимум: Эльбрус и Гималайские горы. Эти последние, их нескончаемые каменистые тропы рассказали мне повесть, которой я дал название «Черные Врата». Историю о начале Последней Битвы.

Текст, диктуемый безмолвием отрешенных и заоблачных пространств, оказывался не таким вовсе, и даже и не про то, о чем думал, что я хотел написать, потрясенный тайной Огня и Гроба. Но… «книга командует, а я подчиняюсь», как это говорит Альфред Бестер, комментируя свой творческий метод. Не думаю, что практиковать такой метод означает всего лишь плыть по течению. Потому что «командует», строго говоря, даже ведь и не книга. Уверен, этим занимается нечто Большее, нежели и писатель, и текст его, вместе взятые. Ибо ведь и это в определенном смысле есть нисхождение Огня с Небес…

 

Рад, что некоторые из фотографий, сделанных во время похода, пригодилась для оформления книги. Двумерное изображение передает очень мало, конечно, но иногда удавалось, кажется, хотя бы правильно избрать ракурс.

Пользуясь случаем, благодарю Светлану Паша – генерального директора туристической фирмы «Кайлаш». Она действительно мастер (мы это почувствовали на практике) организации нестандартных индивидуальных маршрутов.

Мое глубокое почтение ламе Гиальпо Ринпоче, настоятелю буддийского монастыря, с которым довелось увидеться и беседовать. Это человек исключительной духовности. Он горячо и настойчиво расспрашивал про Северную Традицию и Пресвятую Троицу. Особенное состояние возникло у меня при нашей беседе. И у меня такое впечатление, что она… продолжается.

Дай Бог удачи нашим проводникам из местных, которых зовут Лила и Ом. Возможно, что они однажды спасли нам жизнь, хотя и упорно не признаются в этом. (Что интересно, их имена в переводе с санскрита дают, в сочетании: Божественная Игра.)

Конечно, более всего я благодарен Ларисе Невзоровой, прекрасной и смелой женщине. Я без нее едва ли бы приобщился к тому, что принято теперь называть «экстремальный туризм». Лариса, я посвящаю тебе эту повесть.

Спасибо деятелям Традиции. Эти мои друзья были первыми читателями сей повести. Их комментарии помогли сделать информативной ту часть примечаний к ней, которая затрагивает вопросы русской исконной веры.

 

Последнее. Не хотел бы, чтобы у читателя сложилось впечатление, будто бы я уверен, что все описываемое и вправду произойдет в недалеком будущем. История о Черных Вратах – не пророчество. Я руководствовался соображением: существуют вещи, о коих следует говорить именно для того, чтобы они не произошли… или, по крайней мере, не происходили как можно дольше. Когда писал, в моем сознании не единожды возникали сами собою слова из песни, которые поминал уже:

Помолись, дорогой, помолись –

Да замедлит Господь с воздаяньем


Купить книгу

Цена: 100,00 руб


книга издана также и типографским способом

По вопросам приобретения и доставки обращайтесь: lada-v@inbox.ru


Поделитесь этой книгой в соц сетях: