Исконный триглав, выпуск 3

Серия книг: Исконный триглав

Авторы: Дмитрий Логинов
Жанры: История, Северный ведизм, Философия, наука

 Альманах «Исконный Триглав» представляет русские исконные философию, богословие и предание в точном соответствии с Русской Северной Традицией. 

ТРЕТИЙ ВЫПУСК альманаха содержит, в частности:
Программную работу классика Ивана Ильина «О русской идее».
Новые тексты современников:
- известных писателей-традиционалистов Лады Виольевой и Дмитрия Логинова «Северный ангел» и «Русские мифы как символическое описание состояний Сознания»;
- кандидата философских наук Игоря Журавлева «Великий Новгород, Вещий Олег и Святая Ольга»;
- председателя Комиссии РАН по культуре древней и средневековой Руси Валерия Чудинова «Научные основания Палинодии (то есть возвращенья к Истоку, отказа от опрометчивых нововведений в духовной области)».
Завершает выпуск текст Хартии Русского Общества «Северная Традиция». Он есть идейная основа единства в Духе ВСЕХ русских людей.

Наш альманах издается с целью представить великую русскую идею во всем богатстве ее: от православного (Правь славили) ведического Великого Триглава до православной же христианской Пресвятой Троицы.

СЕРИЯ

 

РУССКАЯ СЕВЕРНАЯ ТРАДИЦИЯ

 

А       Л       Ь      М       А      Н      А       Х

 

«Исконный Триглав»

Русский человек, эта книга написана для тебя,

 

и  она – о насущном. О том, как сделать этот мир более русским. То есть,

более духовным, более светлым. (Древние значения слова Рус – это Дух

 

и  Свет.)

Альманах «Исконный Триглав» представляет русские исконные

 

философию, богословие и предание в точном соответствии с Русской Северной Традицией. Сей ТРЕТИЙ ВЫПУСК содержит,

 

в частности:

Программную работу классика Ивана Ильина «О русской идее». Новые тексты современников:

ª   известных писателей-традиционалистов Лады Виольевой и Дмитрия Логинова «Северный ангел»

 

и  «Русские мифы как символическое описание состояний Сознания»;

ª    кандидата философских наук Игоря Журавлева «Великий Новгород,

 

Вещий Олег и Святая Ольга»;

ª    председателя Комиссии РАН по культуре древней и средневековой

 

Руси Валерия Чудинова «Научные основания Палинодии (то есть возвращенья к Истоку, отказа от опрометчивых нововведений

 

в духовной области)».

Завершает выпуск текст Хартии Русского Общества «Северная

 

Традиция». Он есть идейная основа единства в Духе ВСЕХ русских людей. Наш альманах издается с целью представить великую русскую идею во всем богатстве ее: от православного (Правь славили) ведического Великого Триглава

 

до православной же христианской Пресвятой Троицы.




©  составитель и гл. редактор Дмитрий Логинов

 

©  Институт богословия Русской Северной Традиции СВА


 


СОДЕРЖАНИЕ

 

СВЕТОЧИ

Иван Ильин. О РУССКОЙ ИДЕЕ Иван Ильин. О ХРИСТИАНСКОМ НАЦИОНАЛИЗМЕ

 

ВЕХИ

Лада Виольева, Дмитрий Логинов. СЕВЕРНЫЙ АНГЕЛ. (Откуда в средневековом трактате сведения, опережающие современную науку?)

Дмитрий  Логинов.  ЖЕНИТЬБА ДАЖДЬБОГА И КАРЛ ГУСТАВ

 

ЮНГ. (Русские мифы как символическое описание состояний Сознания)

Игорь Журавлев, кандидат философских наук, доцент. ВЕЛИКИЙ

НОВГОРОД, ВЕЩИЙ ОЛЕГ И СВЯТАЯ ОЛЬГА (данная статья

 

представляет фрагмент книги И.К.Журавлева «Демократические тупики

истории»)

 

Лада Виольева. СИЯНИЕ АРИСТОКЛИЯ

СЛОВО

Валерий Чудинов, председатель Комиссии РАН по культуре Древней и

Средневековой Руси. ПАЛИНОДИЯ НАУЧНЫЕ ОСНОВАНИЯ

 

Елена Семенова. ЛЕБЕДИНЫЙ СТАН

Дмитрий Логинов. ДУХОВИДЧЕСТВО, ТРАДИЦИЯ И НАУКА (о книге

 

духовидицы Ониты «Домой и обратно»)

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ

Диана Радес.

ГИПЕРБОРЕЯ.

 

АВВАКУМ.

РАДУЙТЕСЬ

 

Виталий Бебихов.

ГИМН РУССКОЙ ЖЕНЩИНЕ

 

Людмила Туровская.

РУСЛАВА

БОЯРЫНЯ МОРОЗОВА

 

У КАРТИН ВАСИЛЬЕВА

Ярослав Астахов.

БЕЛОЕ ЗНАНЬЕ

Дмитрий Логинов

ПОДАРКИ К ЮБИЛЕЮ

Павел Аксенов

 

НА ПОДСТУПАХ К ЕДИНЕНИЮ

ХАРТИЯ РУССКОГО ОБЩЕСТВА «СЕВЕРНАЯ ТРАДИЦИЯ»


 СВЕТОЧИ

 

 

Иван Ильин

 

О РУССКОЙ ИДЕЕ

I

 

Если нашему поколению выпало на долю жить в наиболее трудную и

 

опасную эпоху русской истории, то это не может и не должно колебать

наше разумение, нашу волю и наше служение России. Борьба русского

 

народа за свободную и достойную жизнь на земле – продолжается. И ныне нам более чем когда-нибудь подобает верить в Россию, видеть ее духовную силу и своеобразие, и выговаривать за нее, от ее лица и для ее будущих поколений ее творческую идею.

 

Эту творческую идею нам не у кого и не для чего заимствовать: она

 

может быть только русскою, национальною. Она должна выражать русское историческое своеобразие и в то же время – русское историческое

 

призвание. Эта идея формулирует то, что русскому народу уже присуще, что составляет его благую силу, в чем он прав перед лицом Божиим и самобытен среди всех других народов. И в то же время эта идея указывает

нам нашу историческую задачу и наш духовный путь.

 

Это то, что мы должны беречь и растить в себе, воспитывать в наших

 

детях и в грядущих поколениях, и довести до настоящей чистоты и полноты бытия, – во всем, в нашей культуре и в нашем быту, в наших

 

душах и в нашей вере, в наших учреждениях и законах. Русская идея есть нечто живое, простое и творческое. Россия жила ею во все свои вдохновенные часы, во все свои благие дни, во всех своих великих людях.

 

Об этой идее мы можем сказать: так было, и когда так бывало, то

 

осуществлялось прекрасное; и так будет, и чем полнее и сильнее это будет осуществляться, тем будет лучше...

В чем же сущность этой идеи?

 

Русская идея есть идея сердца. Идея созерцающего сердца.

 

Сердца, созерцающего свободно и предметно; и передающего свое видение воле для действия, и мысли для осознания и слова. Вот главный

источник русской веры и русской культуры. Вот главная сила России и

 

русской самобытности. Вот путь нашего возрождения и обновления. Вот то, что другие народы смутно чувствуют в русском духе, и когда верно узнают это, то преклоняются и начинают любить и чтить Россию. А пока не

 

умеют или не хотят узнать, отвертываются, судят о России свысока и говорят о ней слова неправды, зависти и вражды.


1. – Итак, русская идея есть идея сердца.

 

Она утверждает, что главное в жизни есть любовь и что, именно, любовью строится совместная жизнь на земле, ибо из любви родится вера и вся культура духа. Русско-славянская душа, издревле и органически

предрасположенная к чувству, сочувствию и доброте, есть преданнейший

 

носитель этой идеи христианства: она отозвалась сердцем на Божие благовестие, на главную заповедь Божию, и уверовала, что "Бог есть Любовь". Русское православие есть христианство не столько от Павла, сколько от Иоанна, Иакова и Петра. Оно воспринимает Бога не

воображением, которому нужны страхи и чудеса для того, чтобы

 

испугаться и преклониться перед "силою" (первобытные религии); – не жадною и властною земною волею, которая в лучшем случае догматически принимает моральное правило, повинуется закону и сама требует повиновения от других (иудаизм и католицизм), – не мыслью, которая ищет понимания и толкования и затем склонна отвергать то, что ей кажется

непонятным (протестантство). Русское Православие воспринимает Бога

 

любовью, воссылает ему молитву любви и обращается с любовью к миру и к людям. Этот дух определил собою акт православной веры, православное богослужение, наши церковные песнопения и церковную архитектуру. Русский народ принял христианство не от меча, не по расчету, не страхом и не умственностью, а Чувством, добротою, совестью и сердечным

 

созерцанием. Когда русский человек верует, то он верует не волею и умом,

 

а огнем сердца. Когда его вера созерцает, то она не предается соблазнительным галлюцинациям, а стремится увидеть подлинное совершенство. Когда его вера желает, то она желает не власти над вселенною (под предлогом своего правоверия), а совершенного качества. В этом корень русской идеи. В этом ее творческая сила на века.

 

И все это не идеализация и не миф, а живая сила русской души и русской истории. О доброте, ласковости и гостеприимстве, а также и о

 

свободолюбии русских славян свидетельствуют единогласно древние источники и византийские и арабские. Русская народная сказка вся

 

проникнута певучим добродушием. Русская песня есть прямое излияние сердечного чувства во всех его видоизменениях. Русский танец есть

 

импровизация, проистекающая из переполненного чувства. Воспетые в былинах и наиболее известные из истории русские князья суть герои сердца и совести (Владимир, Ярослав, Мономах). Первый русский святой

 

(Феодосий) – есть явление сущей доброты. (Примечание редактора: Преподобный Феодосий Печерский, прославленный в XI веке, представляет собой, безусловно, явление сущей доброты. Но первыми русскими святыми

следовало бы считать волхвов, которые первыми поклонились Младенцу

 

Христу. Или уж хотя бы князя-волхва Буса Белояра, насаждавшего христианство и принявшего в IV веке крестную смерть. Официальная же церковь считает первыми русскими святыми князей Бориса и Глеба. Они

прославлены именно подвигом любви, что еще раз подтверждает мысль

Ивана Ильина. «Мученическая смерть князей Бориса и Глеба была

 

осмыслена их потомками как святая жертва, как послушание старшему

 

даже до смерти. Святые князья не просто отказывались от власти, они восстанавливали извечный принцип родовой иерархии, наполняли его христианским содержанием, воцерковляли его, что было весьма

необходимо для раздираемой усобицами Руси. С того времени утвердилась


Купить книгу

Цена: 133,00 руб


Поделитесь этой книгой в соц сетях: